Михаил Брацило (tushinetc) wrote in moscultura,
Михаил Брацило
tushinetc
moscultura

Category:

Джазовая история Олега Киреева

Джаз - музыка для души, где полёт инструментов неограничен, а если и ограничен, то самим музыкантом. Здесь можно делать с инструментом всё, экспериментировать как хочешь. Москультура побеседовала с Олегом Киреевым - джазменом, которому первый начал играть этноджаз в России. Он был номинирован на Грэмми. Ему аплодировали на крупнейших музыкальных фестивалях мира: Montre Jazz Festival, London Festival, NOVI SAD Festival and man others и других.

- Вы закончили музыкальную школу по классу фортепиано. Почему всё-таки вы выбрали саксофон?

- Это абсолютная случайность. Дело в том, что когда я заканчивал. Дело в том, что я заканчивал музыкальное училище по классу фортепиано. Я пошёл в Уфимское училище искусств поступать на джазовое фортепиано. Только открылось эстрадное отделение. Я сыграл "Тень твоей улыбки". Я не был подготовлен как джазовый музыкант, но, тем не менее ко мне подошёл преподаватель и сказал: "А ты не хотел бы попробовать на саксофоне?". Чему я сильно удивился и говорю: "А что это такое?" Он говорит: "дудка такая". Я говорю: "Ну давайте попробуем". Потому что я был расстроен, потому что мне сказали: "Доучись на фортепиано и на следующий год приходи по стандарту, чтобы музыкальная школа была закончена. Я думаю, ну что я буду ждать. И вот так состоялось знакомство с инструментом.




- В армии вы играли в армейском коллективе. Как вам удалось вместе с ним попасть на фестиваль "Джаз над Волгой", ведь в армии не приветствовались гражданские мероприятия в то время?

Очень всё приветствовалось. Я был в Самарском штабном оркестре. Оркестр играл произведения как симфонической музыки, переложенные для военного духового оркестра, так и внутри у нас были джазовые комбо и сам оркестр играл некоторые попурри. Самара, где я служил, была очень джазовым городом. Там была череда фестивалей, которые проводил Григорий Файн - известный российский пианист. И, конечно же, очень приятно было получить приглашение от него. И мы вышли в форме, сапогах, галифе. Я помню тогда играли уже мои произведения. Это было очень здорово, потому что тогда я познакомился с джазовым миром на фестивальной сцене. Я помню, как выступал Николай Левиновский со своим "Аллегро". Я понял, что фестиваль, это очень важная вещь. И после армии я возращался на фестиваль в Самару уже в гражданской одежде.

- Кто из музыкантов повлиял на вас настолько, что джаз стал вашей жизнью?

В первую очередь это легендарные музыканты Джон Колтрейн, Чарли Паркер. Позже пришла любовь к "старому" джазу, мейнстриму: Декстер Гордон, Коулмен Хокинс, конечно же, Элла Фицджеральд. Но самое забавное, это когда ты юный, тебе хочется чего-то сложного, навороченного, и не умея ещё играть, мы, молодые, стремились слушать музыку Херби Хэнкока, копировать Чик Кориа. В то время они как раз были в расцвете. Это "золотая" эпоха конца 1980-х - начала 90-х. Появилась группа The Brecker Brothers и, конечно же, Джордж Бенсон. Я музыкой заслушивался, ночью засыпал с ней. Помню спал и как в бреду просыпался и не мог понять, выключил ли музыку или нет. Она в ушах у меня звучит. А это магнитофон продолжал всю ночь крутится с музыкой Джона Колтрейна. Хотя технически я не понимал, что он играет, но какая-то пропитка, очень хорошая была в то время.

- Почему вы выбрали этноджаз? Мелодии каких народов вы вплетаете в джазовые композиции?

Любовь и интерес к этноджазу начались потому, что я из Башкирии, из города Уфа. У меня отец - татарин, мама - русская. И сам, будучи миксом таким, и проработав года два или три в возрасте шестнадцати лет в филармонии, поездив национальными бригадами, пообщавшись с кураистами, слушая горловое пение в меня это проникло. Тем более по радио и телевизору звучала башкирская и татарская эстрада и, конечно, фольклор. Поэтому, используя знания джазового музыканта, я стал претворять это таким симбиозом. Мы делали целые этноджазовыми программы. Уже позже, в начале 2000-х годов, у меня был проект "Фэн Шуй Джаз Театр", где у меня играли украинцы, молдаване, евреи, африканец, то есть семь национальностей. Американцы этот альбом "Котёл смеси плавящегося этнического джаза с чем-то". Это действительно так. Потому что джаз очень располагает к созданию таких вещей, их пересечению, раскрытию для более широкой аудитории. Через такой синтез, фьюжн с использованием электроники легче донести его до слушателя.

- Есть ли отличие в концертах в Америке и в России в плане понимания джаза публикой?

Да, есть. У нас, всё-таки, эмоционально с одной стороны, то есть у сейчас разделилась аудитория. Приходит молодая аудитория, которая не знает историю джаза. Не случайно у меня сегодня концерт здесь, в "Филармонии-2". А в Филармонии на Маяковке уже десять лет идёт абонемент "Джазовые истории с Олегом Киреевым", где мы путешествуем по жанрам, по направлениям. А многим американцам это не надо объяснять, потому что они с детства впитали Луи Армстронга. Хотя и там есть те, кто не знает джаз.Я помню, как в один из первых приездов в 1994 году в США я в Сиэтле зашёл магазин, увидел двух молодых ребят. Потом я понял, что это были реперы. А я ходил за ними и думал, какой же джаз они выберут. Они, наверно, и знать не знали, что такое джаз. Они выбрали какой-то абсолютный рэп.

В России сейчас хорошее образование и много молодёжи, которая стремится, учится, играет и ездит в США. Другое дело, что наша аудитория носит российско-советский шлейф. Одно дело, когда ты впитываешь Джорджа Бенсона у Стива Уандера со всех телеканалов, другое дело когда ты впитываешь, со всем уважением, Кобзона или Филиппа Киркорова. Это же совершенно разные ритмы. Даже удары на доли. У нас удары на первые доли, а у них всё на вторые и четвёртые. И в этом такая прелесть восприятия музыки. Это совершенно другое.



- Классическая музыка сейчас на подъёме, а развивается ли сейчас джаз в России?

Развивается, но узколинейно. Есть каких-то два-три имени хорошо знакомых. Например, Даниил Крамер, который всегда успешен в этом плане. Какие-то заезжие артисты бывают. Конечно, всеобъемлюще он не развивается. Тут стоит отметить проблемы организаторов на местах, так как победил рубль и те, кто организовывает фестивали и концерты,к сожалению, смотрят на коммерческую составляющую, что резко сужает круг возможностей. Всё-таки, как бы не хаяли время Советского Союза, тогда была система. Система, где были такие замечательные ансамбли как "Каданс", "Арсенал" Козлова. Они ездили от Москонцерта. У них был даже план. И тем самым они образовывали аудиторию. В Уфу "Арсенал" приехал в 1986 году. У Дворца культуры "Юбилейный" дежурила конная полиция. Не было билетов. Вот так люди шли на джаз-рок того времени.

- Есть ли интерес у радиостанций и телевидения к джазовым композициям или всё-таки попса рулит?

В Москве этот интерес умер полностью. Средствам массовой информации интересны медийные лица. А это поп-культура. Любой, вчера раскрутившийся с какой-то песней на YouTube мальчик появляется в программе у Малахова и так далее. Не будем говорить о качестве этих программ. Я отключил телевизор года два назад. А когда-то были хорошие программы.

А в регионах наоборот, до сих пор, там где проходит джаз-фестиваль или концерт, большой интерес средств массовой информации. И газеты, и радио поддерживают, они становятся инфориационными спонсорами и так далее.

- Современные технологии сейчас позволяют продвинуть свою музыку в любой дом. Расширяете ли вы свою аудиторию через интернет, Ютуб? Есть ли у вас свой сайти ли канал на Ютубе и общаетесь ли вы со своими поклонниками онлайн?

Обязательно. Я сам веду фейсбук. У меня есть там три аккаунта и четвёртая - страница. "Почему три?", - удивляются некоторые. Потому что одна, чисто англоязычная аудитория. Там пять тысяч друзей. Другая более широкая, где, кстати, музыкантов мало, потому что мне интересно общение со слушателями. И есть страница. Есть также инстаграм. Всё это развивается.

- Какой концерт запомнился вам больше всего по драйву, по настроению?

Было много таких концертов. Это и выступление перед десятитысячной аудиторией на фестивале в Нише в Сербии, где мы представляли Россию и Башкирию с ансамблем "Орлан". Безусловно, это концертны в Америке. И всегда очень трепетные концерты на родине, в Уфе.

- На концерте 14 февраля, в День влюблённых, будут ли какие-то композиции, посвящённые влюблённым?

У меня каждый концерт так или иначе посвящён любви и влюблённым. В день влюблённых, естественно, несколько композиций прозвучат. Музыка Джона Колтрейна, и музыка Чарли Паркера, и песни Фрэнка Синатры: одни играли инструментальную музыку, другие пели об этом. Я сейчас готовлю программу, она рассчитана не на джазовую, а на широкую аудиторию, которая ждёт хороших красивых мелодий.

- Есть ли у вас какие-то новые проекты? На каких концертах, фестивалях зрители могут увидеть вас в ближайшее время?

У меня расписан следующий год и следующий сезон в Уфимской филармонии и в двух Московских филармониях. Будет программа, которая будет показана здесь и за рубежом. А вообще очень много гастролей. Я много выступаю на Балканах: в Сербии, в Хорватии. Недавно вернулся из Токио, из Пекина. Там, кстати, концерты были чисто джазовые, на хорошо подготовленную аудиторию. Меня удивило, насколько китайцы быстро учатся и всё воспринимают. Сейчас джаз звучит чуть ли не из каждой батарейки там. Меня это поразило.

Беседовал и фото: Михаил Брацило/Москультура

Читайте и подписывайтесь на самый культурный проект МосКультУра

Tags: Интервью, Интересно, Москультура, Музыка, Новости СМИ
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments